Выступление председателя Совета судей РФ В.В. Момотова на пленарном заседании VI Московского юридического форума по теме «Судебная власть в условиях современных цифровых технологий»

ВЫСТУПЛЕНИЕ

Виктора Викторовича Момотова

на пленарном заседании VI Московского юридического форума

по теме «Судебная власть в условиях современных цифровых технологий»

(МГЮА(У), 4 апреля 2019 г.)

 

Уважаемые коллеги!

Благодарю Вас за предоставленную мне возможность выступить на сегодняшнем мероприятии.

Площадка юридического форума весьма результативна и эффективна. Два года назад, выступая в этой аудитории на IV Московском юридическом форуме, в своем выступлении я заострил внимание на двух темах: легализации гонораров успеха и развитии судебного инвестирования. В результате законопроект, предусматривающий легализацию гонораров успеха, в настоящее время находится на рассмотрении законодательного органа и уже принят в первом чтении, а рынок судебного инвестирования в России вырос в несколько раз – почти до 10 млрд. руб. в год.

Таким образом, можно с уверенностью признать, что дискуссионная площадка Московского юридического форума позволяет не только обмениваться профессиональными мнениями, но и достигать конкретных практических результатов. 

Проблема четвертой промышленной революции, выбранная организаторами в качестве темы форума, сегодня как никогда актуальна. Один из ключевых элементов этой революции – повсеместное внедрение современных технологий в экономику и социально-политическую жизнь, перевод в цифровую форму почти всех общественных коммуникаций и отношений.

Думаю, признаки диджитализации общества очевидны всем: цифровые технологии вошли в каждый дом, Интернет из средства получения информации превратился в главный инструмент взаимодействия людей не только друг с другом, но и с государством. Тем самым окружающая действительность все в большей мере переводится в форму виртуальной реальности, а это порождает новые проблемы философского и нравственного характера, взаимодействия техники и человека, ставит под вопрос дальнейшие пути развития человека и человечества.

Вместе с тем информационные технологии, как и любой инструмент, можно использовать как во вред, так и во благо. Поэтому задача государства – найти надлежащее применение цифровым технологиям для развития демократических и правовых институтов, понимая, что цифровизация должна быть именно инструментом такого развития, а не самоцелью, своего рода «вещью в себе».

Правосудие не может оставаться в стороне от этих процессов.  Судейское сообщество рассматривает цифровое развитие как одно из приоритетных направлений судебной реформы, которое позволит сформировать «правосудие XXI века». 

Право в современных условиях развития информационных технологий все чаще рассматривается как исключительно техническая задача – когда первостепенное значение придается не столько справедливости, сколько целесообразности и эффективности. Это – ложная цель, которая приводит к искажению существа и смысла правосудия.

Рациональность, целесообразность и эффективность, заключенные в новейших технологиях, не гарантируют человеку (судье) свободы и не воспринимают духовные ценности.

Мы полагаем, что применение современных технологий придаст новый импульс тем базовым принципам судопроизводства, которые заложены в его фундамент десятилетия назад, наполнит их новым содержанием и новыми гарантиями. Такими принципами выступают независимость судей, законность, доступность правосудия, рассмотрение дел в разумные сроки, состязательность, открытость и гласность.

Применительно к каждому из этих положений судебная власть в лице Верховного Суда выступает с конкретными модернизационными предложениями.

Повышению независимости судей будет способствовать внедрение автоматизированных систем распределения дел между судьями, позволяющих формировать судебные составы с помощью компьютерной программы с учетом уровня нагрузки и специализации каждого судьи. Это позволит исключить любые предположения о возможном участии человеческого фактора в формировании состава суда. Данные системы будут в обязательном порядке применяться с 1 сентября 2019 года – соответствующий закон, подготовленный при участии судейского сообщества, принят в прошлом году по инициативе Президента Российской Федерации.

Существенный шаг по развитию доступности правосудия связан с применением систем видеоконференц-связи, позволяющих дистанционно участвовать в судебном процессе. Такая возможность появилась в 2013 году по законодательной инициативе Верховного Суда Российской Федерации. В настоящее время все федеральные суды оборудованы системами видеосвязи, которые применяются в тысячах судебных процессов. Особую актуальность эти технологии приобрели в связи с созданием кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции, к подсудности которых относятся по несколько субъектов Российской Федерации: граждане, проживающие в отдаленных от этих судов местностях, смогут дистанционно участвовать в судебных процессах по месту своего жительства.

Повысить доступность правосудия и сократить сроки судопроизводства позволит внедрение в судебную деятельность электронного документооборота, цифровых механизмов передачи информации. Активно развивается электронное правосудие, которое существенно упрощает и ускоряет подачу документов, снижает временные и финансовые затраты сторон, облегчает ознакомление с материалами дела и работу по подготовке процессуальной позиции.

Важнейшим шагом в этом направлении стало введение с 1 января 2017 года возможности направления суду любых документов в электронной форме, а также составления судебного акта в форме электронного документа. Сегодня все суды обеспечены необходимыми программными средствами для реализации этих возможностей: в судах общей юрисдикции – через государственную автоматизированную систему «Правосудие», а в арбитражных судах – через систему «Мой арбитр».

В соответствующем постановлении Пленума, принятом 26 декабря 2017 г., Верховный Суд обратил внимание на возможность направления в электронной форме судебных извещений, и даже заключения «электронных мировых соглашений».

Электронное правосудие обладает огромным потенциалом. В настоящее время значительный объем судебной нагрузки по гражданским и административным делам составляют бесспорные требования, которые не вызывают возражений у ответчика, подтверждаются очевидными доказательствами и не основаны на сложном правовом конфликте – как правило, речь идет о взыскании денежного долга, который не оспаривается должником.

Такие требования рассматриваются в порядке приказного или упрощенного производства, то есть путем обмена документами и письменными объяснениями между сторонами и судом, без проведения судебного заседания.

В таких упрощенных процедурах сегодня рассматривается более 75% гражданских и административных дел в судах общей юрисдикции, и почти 60% дел в арбитражных судах. Постепенный перевод этих дел в электронную форму приведет к появлению «правосудия будущего»: подавляющее большинство дел будут рассматриваться не в традиционном судебном заседании с выступлениями сторон, а путем оперативного и прозрачного обмена электронными документами.

Уже сегодня благодаря последовательной работе Верховного Суда объемы использования электронных документов в сфере правосудия динамично растут. В прошлом году в суды поступило свыше одного миллиона обращений в электронной форме – вдвое больше, чем в  2017 году. Убежден, что эта тенденция будет только нарастать – тем более, что в настоящее время идет работа по подключению сервисов судебной системы к Единому порталу государственных и муниципальных услуг.

Председателем Верховного Суда Российской Федерации предложено сделать следующий шаг в развитии электронного правосудия – закрепить обязанность юридических лиц, в том числе органов власти, направлять суду документы только в электронной форме.

Перевод судебного документооборота в электронную форму очень важен не только с точки зрения доступности правосудия, но и с позиций обеспечения безопасности судебного документооборота и предупреждения различных злоупотреблений. Документы на бумажном носителе могут быть утрачены, из них могут быть изъяты отдельные листы. Почтовая пересылка дел между судами, особенно когда речь идет об уголовных делах, создает очевидные риски и фактически порождает зависимость правосудия от качества и добросовестности работы почтовых служб.

Эта проблема особенно актуальна в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции, которые будут сматривать дела в порядке полной кассации, а значит, при поступлении каждой кассационной жалобы истребовать дело из нижестоящего суда. Учитывая, что в территориальную юрисдикцию кассационного суда входят несколько регионов, трудно представить себе, сколько сотрудников понадобится ему для организации почтового сообщения с нижестоящими судами.

С целью оптимизации этой процедуры и экономии бюджетных средств, а также обеспечения неизменности и сохранности материалов дел, судейским сообществом поставлен на обсуждение вопрос о переводе в электронную форму обмена документами между судами, пересылки дел преимущественно в цифровом виде. Применение новых технологических решений – например, блокчейн технологий – станет заслоном от любых недобросовестных действий.

Интернет-технологии могут внести свой вклад в развитие принципов состязательности и диспозитивности процесса. Согласно этим принципам именно стороны должны самостоятельно распоряжаться своими процессуальными правами и принимать меры, необходимые для отстаивания своей позиции в суде. Стороны сами, своими действиями направляют ход процесса.

В связи с этим следует напомнить об инициативе Верховного Суда по модернизации порядка извещения участников споров о времени и месте судебного разбирательства. Высшей судебной инстанцией было предложено в качестве приоритетной формы извещения закрепить публикацию сведений о движении дела в сети Интернет. Это самый современный и быстрый способ информирования участников спора, позволяющий получать значимую информацию в режиме реального времени из любой точки мира.

Извещения, направляемые почтовой связью, нередко по техническим причинам поступают к участникам процесса с большой задержкой, не оставляя достаточно времени для подготовки к судебному заседанию. В некоторых случаях почтовое извещение поступает накануне проведения заседания, а то и вовсе не доходит до адресата. Кроме того, для получения извещения необходимо в рабочее время явиться в отделение почтовой связи, что создает неудобства работающим гражданам.

К сожалению, предложение о модернизации существующего порядка направления судебных извещений не нашло поддержки в законодательном органе. Однако мы убеждены в том, что к этому вопросу еще предстоит вернуться.

Применение современных технологий позволяет создать новые гарантии принципа законности при отправлении правосудия, прежде всего – исключить участие человеческого фактора в некоторых технических процедурах, тем самым устранив возможность ошибок и неточностей.

Например, с 1 сентября этого года по всем категориям дел вводится обязательное аудиопротоколирование судебных заседаний, которое должно стать главной формой фиксации хода судебного процесса. Сегодня человеческий фактор приводит к тому, что стороны высказывают огромное число замечаний к бумажным протоколам. Ведение аудиозаписи на электронных носителях обеспечит объективное и непрерывное протоколирование всех процессуальных действий. Кроме того, это избавит судебный аппарат от продолжительной и морально устаревшей работы по составлению бумажных протоколов.

Прозрачность судопроизводства, которая обеспечивается в том числе аудио- и видеозаписью судебных заседаний, дает экспертному сообществу возможность сделать обоснованные выводы о судебном процессе и его итогах.

В последние годы в экспертной среде все чаще обсуждается вопрос о том, можно ли автоматизировать весь процесс отправления правосудия, то есть заменить судью компьютерной программой или нейросетью, способной анализировать фактические обстоятельства дела, давать им правовую оценку и выносить соответствующее решение. В Китае, США, Великобритании, Франции и некоторых других странах такие программы уже начинают использоваться, однако в настоящий момент они служат вспомогательным инструментом для анализа документов и не заменяют собой судью.  

В декабре 2018 года появился первый международный акт, специально посвященный использованию искусственного интеллекта в правосудии – это Европейская этическая хартия о применении искусственного интеллекта в судебных системах, утвержденная Европейской комиссией по эффективности правосудия Совета Европы.

В Хартии сформулированы пять принципов применения искусственного интеллекта:

принцип соблюдения прав человека, в силу которого применение компьютерной программы не должно умалять состязательность процесса и право на справедливое судебное разбирательство,

принцип запрета дискриминации,

принцип качества и безопасности, который предполагает использование сертифицированного программного обеспечения, оценка которого проводится как техническими специалистами, так и юристами,

принцип прозрачности, в силу которого все применяемые технологии должны быть доведены до всеобщего сведения в понятной форме.

Особый интерес представляет пятый принцип – «принцип пользовательского контроля», согласно которому судья должен иметь возможность не согласиться с решением, предложенным искусственным интеллектом, и принять собственное решение по делу, а участнику спора должна быть предоставлена возможность прямого обращения к суду без применения искусственного интеллекта и право оспорить принятое с помощью искусственного интеллекта решение.

Принцип «пользовательского контроля» показывает, что авторы Хартии понимают невозможность полной замены судьи искусственным интеллектом. И с этим следует согласиться.

То, что искусственный интеллект будет нейтрален по отношению к человеку – это миф. Он был развеян еще в Новое время, когда стало понятно, что у техники есть своя автономия и независимость от человека. Система искусственного интеллекта спонтанно совершенствуется, влияя на человека и подчиняя его себе; она может вырасти в опасный для человека мир, что отчасти и происходит сегодня, и становится неотвратимой угрозой.

У искусственного интеллекта свои законы и свой язык, отсутствие глубокого понимания которых у человека делает решения нейросетей непредсказуемыми.

Процессуальное законодательство требует от судьи при оценке доказательств руководствоваться своим внутренним убеждением, которое является гораздо более сложной категорией, чем программные алгоритмы. В зависимости от конкретных обстоятельств одни и те же доказательства могут быть в одном деле отвергнуты, а в другом деле, наоборот, приняты за основу.

Кроме того, суд при вынесении решения руководствуется целым рядом оценочных и ценностных критериев, закрепленных в законе: например, принципами справедливости и гуманизма при назначении наказания, требованиями разумности и добросовестности в гражданском праве. Понимание таких общих категорий формируется у человека в процессе социализации, воспитания, становления личности – все это невозможно воспроизвести в программном алгоритме.

При отсутствии конкретного правового регулирования суды применяют аналогию закона и аналогию права, под которой понимается разрешение спора исходя из общих начал и смысла законодательства. Смысл законодательства, то есть его дух, может быть выявлен только человеком с высоким уровнем правовой культуры, а никак не компьютером.

С особенной ясностью невозможность замены судьи искусственным интеллектом проявляется в кассационном судопроизводстве. Основаниями для отмены судебного постановления в кассационном порядке выступает не любое формальное нарушение, а только существенное нарушение правовых норм, которое повлияло на исход дела и без устранения которого невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов. Эти критерии вытекают из принципа правовой определенности, в силу которого отмена судебного решения по формальным основаниям недопустима.

Дать оценку тому, соответствует ли допущенное нарушение критерию существенности и способно ли оно повлиять на исход дела, может только профессиональный судья. В свою очередь, компьютерный алгоритм будет фиксировать любое нарушение и приходить к выводу об отмене судебного акта, даже в том случае, если формальная отмена приведет к такому же исходу дела.

Поэтому говорить о замене судьи искусственным интеллектом как минимум преждевременно, а скорее всего невозможно. Вместе с тем не исключается применение искусственного интеллекта при рассмотрении уже упоминавшихся бесспорных требований, прежде всего в приказном производстве, поскольку такая работа не связана с анализом правоотношений сторон и в большей степени носит технический характер. В некоторых регионах такие системы уже внедряются.

Современные цифровые технологии вывели на новый уровень принципы открытости и гласности судопроизводства.  Интернет — это зона свободного доступа к информации и максимальной прозрачности, которая активно используется судами.

Еще в 2008 г. принят Федеральный закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», в соответствии с которым судебные акты в обязательном порядке публикуются в Интернете, а у всех судов и органов судейского сообщества – как на федеральном, так и на регионально уровне – созданы интернет-сайты, содержащие всю необходимую информацию.

В настоящее время в Банке решений судов общей юрисдикции, созданном на базе ГАС «Правосудие», содержится примерно 50 млн. судебных актов, а в Банке решений арбитражных судов системы «Мой арбитр»  – свыше 37 млн. судебных актов. Для удобства пользователей предусмотрена возможность поиска по тексту судебных актов, по категориям дел и по иным параметрам.

Это огромный массив юридической информации, который не только обеспечивает максимальную открытость правосудия, но и активно используется в научных исследованиях, в образовательных целях, а также для изучения судебной практики по конкретному вопросу и формулирования правовой позиции по делу. 

В 2017 году вступили в силу законодательные изменения, предусматривающие трансляцию открытых судебных заседаний в Интернете. В сети Интернет также размещаются поступившие в суды внепроцессуальные обращения, а также сведения о доходах, расходах и обязательствах имущественного характера судей, руководителей судов и работников аппарата, а также членов их семей.

Подводя итог сказанному, хочу еще раз подчеркнуть, что в рамках инициированной Верховным Судом Российской Федерации судебной реформы цифровизации правосудия, внедрению современных технологий уделяется особое внимание. Последовательная и системная работа в этом направлении позволит модернизировать судопроизводство, создать новые гарантии принципов правосудия, а в более широком смысле – способствовать построению цифровой экономики, которое провозглашено одним из стратегических приоритетов государства.

Спасибо за внимание!   

 



Оцените эту публикацию:
Голосов: , Среднее:
Коментарии (0)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.